Вирджиния Вулф

Похоже, мы шагаем под музыку, может быть, ветра и реки...

Голосов пока нет
Похоже, мы шагаем под музыку, может быть, ветра и реки, а может быть, опять те самые барабаны и трубы – восторг и шум души.

Им не было до него никакого дела, но не это порождало его уныние...

Голосов пока нет
Им не было до него никакого дела, но не это порождало его уныние, а другое, более глубокое ощущение – то есть не то, что ему случилось испытать одиночество, а то, что люди вообще одиноки.

И он снова вздохнул, потому что действительно был в таком глубоком унынии...

Голосов пока нет
И он снова вздохнул, потому что действительно был в таком глубоком унынии, что, наверное, оно уже давно сидело в нем, готовое в любую минуту подступить к сердцу, и это, в общем, не могло не удивлять в человеке, который так умел наслаждаться жизнью, не обнаруживал особой склонности к самоанализу, но, конечно, был до мозга костей романтиком.

Наверное, здесь в равной степени повинны и мужчины и женщины...

Голосов пока нет
Наверное, здесь в равной степени повинны и мужчины и женщины. Наверное, глубоких, беспристрастных и абсолютно справедливых суждений о себе подобных вообще не существует. Либо мы мужчины, либо – женщины. Либо равнодушны, либо увлечены. Либо молоды, либо стареем.

- Отвратительная мерзость! – сказал он, быстро охватывая взглядом улицу...

Голосов пока нет
- Отвратительная мерзость! – сказал он, быстро охватывая взглядом улицу в поисках сирени или велосипеда – чего-нибудь, чтобы вернуть себе ощущение свободы.