Сначала мне пришло в голову, что ее убили во время грабежа...

Голосов пока нет
Сначала мне пришло в голову, что ее убили во время грабежа. Потом подумал, что это дело рук агентов гестапо. Но ведь они искали меня, а не ее. Когда же я увидел, что ничего, кроме платья и зеркал, не повреждено, я все понял. Я вспомнил про ампулу с ядом, которую я дал ей; она говорила мне, что потеряла ее. Я стоял и смотрел на нее, потом бросился искать хоть какое-нибудь письмо. Его не было. Не было ничего. Она ушла без единого слова. Вы понимаете это? — Да, — сказал я. — Вы понимаете? — Да, — повторил я. — Что же она еще должна была написать вам? — Что-нибудь. Почему? Или... Он замолчал. Наверно, он думал о последних словах, о последних любовных клятвах, о том, что он мог бы взять с собой в свое одиночество. Он сумел расстаться со многими предрассудками, только, видимо, не с этим. — Она никогда не смогла бы остановиться, если бы начала писать вам, — сказал я. — Тем, что она вам ничего не написала, она сказала вам больше любых слов.Adidas Yeezy